Стр. 123

Священномученик протоиерей Василий Смирнов

Священномученик Василий Смирнов родился 29 марта 1870 года в селе Казанском Богородского уезда Московской губернии в семье священника Павла Смирнова, который впоследствии был настоятелем Крестовоздвиженского храма села Алтуфьево (ныне оно находится в черте Москвы).

Василий Павлович учительствовал и состоял членом Общества педагогов средних учебных заведений Москвы. В 1892 году он вступил в духовное звание, — «по призванию», как писал в анкете. Многие годы служил псаломщиком в московском храме Святителя Николая в Заяицком. В 1910-х годах был в Кремле рукоположен во иерея к этому храму. После 1921 года, в зрелом возрасте, он окончил Московскую Духовную Семинарию.

В 1929 году отец Василий стал настоятелем Николо-Заяицкого храма. По воспоминаниям Александры Николаевны Соколовой, жившей с ним в одном доме, батюшка «до последнего дня ходил в черной одежде с крестом…люди говорили, что он хлопотал перед властями, чтобы церковь осталась». Николо-Заяицкий храм был закрыт в 1933 году.

С 1933 года протоиерей Василий Смирнов служил в храме Святителя Григория Неокесарийского до его закрытия.

Последнее место служения митрофорного протоиерея Василия Смирнова — храм Знамения Пресвятой Богородицы села Знаменского Кунцевского района Московской области.

В 1938 году отец Василий был арестован.

После революции на вопросы анкеты для служителей религиозного культа он отвечал так: «В каких организациях состоите теперь или каким сочувствуете?» — «Ни в каких, кроме религиозных, коим и сочувствую». — «Ваше отношение к декрету об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». — «Первому сочувствую, а второму нет». — «Ваше отношение к советской власти». — «Подчиняюсь».

22 марта 1938 года отца Василия арестовали по обвинению в антисоветской агитации, и он содержался в Таганской тюрьме. На основании показаний четырех свидетелей ему инкриминировались следующие высказывания: «Всякая власть должна быть от Бога, а большевики самовольно захватили власть»; «Из Священного Писания видно, что власть, захваченная самозванцами, долго существовать не может, так и советской власти скоро придет конец»; «Большевики говорят, что не хотят войны, а вооружаются»; «Советская власть гонит Церковь, арестовывает и расстреливает православных»; «Скоро опять откроют все церкви, потому что большевики чувствуют гибель своей власти. Придет управлять страной Царь, тогда опять будем жить хорошо» и другие.

На допросах и очной ставке отец Василий виновным себя не признал. Подтвердил лишь, что говорил: «Раньше жили лучше, а теперь, при советской власти, везде и всюду создаются очереди…Большевики только говорят, что всего много, а на самом деле ничего нет».

Из материалов следственного дела видно, что отец Василий, помимо служения в храме, окормлял прихожан на дому. Свидетели показали, что у него на квартире часто бывали верующие, с которыми он беседовал и для которых «устраивал религиозные обряды».

7 июня 1938 года тройка НКВД приговорила отца Василия к расстрелу.[i] Протоиерей Василий Смирнов был расстрелян 1 июля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Реабилитирован 23 августа 1989 года Прокуратурой г. Москвы по 1938 году реабилитации.

Канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 20 августа 2000 года по представлению Московской епархии.

Дни памяти:

  • Собор новомучеников и исповедников Российских — первое воскресение, начиная от 25 января ст. ст. (7 февраля н. ст.).
  • Собор новомучеников, в Бутове пострадавших — 4-я суббота по Пасхе.
  • День мученической кончины 18 июня ст. ст. (1 июля н. ст.).

 

Священномученик протоиерей Андрей Воскресенский

Священномученик Андрей Воскресенский родился 2 октября 1884 года в семье священника[ii]. Его отец, протоиерей Владимир Андреевич Воскресенский, был настоятелем храма Смоленской иконы Божией Матери, находившегося на Смоленской площади в Москве. Он состоял членом благотворительного общества, учрежденного великой княгиней Елизаветой Федоровной. В июле 1923 года власти арестовали его за участие в собрании духовенства благочиния, целью которого было обсуждение вопросов, связанных с защитой арестованного Патриарха Тихона. Впоследствии дело было прекращено в связи с объявленной в августе 1923 года амнистией. В 1931 году протоиерея Владимира вновь арестовали; ему было тогда уже восемьдесят лет. По дороге в ссылку он скончался.

В 1989 году Андрей Владимирович окончил Заиконоспасское духовное училище, а в 1904 году — Московскую Духовную Семинарию. В том же году он поступил в Московскую Духовную Академию, которую окончил в 1908 году со степенью кандидата богословия, и в 1909 году был назначен на должность помощника инспектора в Новгородскую Духовную семинарию. Андрей Владимирович женился на Вере Сергеевне Булатовой.

В 1912 году он был рукоположен в сан священника к московскому храму Успения Божией Матери, что в Казачьей[iii], и состоял законоучителем в 4-м мещанском Мариинском женском городском училище и в частной женской гимназии А.С.Стрелковой.

В 1915 году иерей Андрей был награжден набедренником, в 1917 году — скуфьей, в 1920 году — камилавкой, в 1923 году — наперсным крестом. Вскоре он был возведен в сан протоиерея и назначен настоятелем. В это время при поддержке старосты храма он готовил публикацию по истории этого храма и жизни казачества в Москве, основанную на изучении церковного архива. Все материалы впоследствии погибли при закрытии церкви в 1930 году.

В 1930 году протоиерей Андрей был назначен служить в храм святителя Григория Неокесарийского на Большой Полянке. Прихожане полюбили отзывчивого священника, который старался помогать им и словом, и делом. По первой же просьбе он шел исполнять требы. Он всегда находил время, чтобы помочь одинокому старику. Он был человеком, который старался жить в мире со всеми, и которого очень любили прихожане. Когда он подходил к дому, вся местная детвора бежала ему навстречу, и для каждого он находил приветливое слово и маленький гостинец.

Затем отец Андрей служил в храме Живоначальной Троицы на Воробьевых горах. Последним местом его служения стала церковь Михаила Архангела в селе Карпово Воскресенского района Московской области.

Протоиерей Андрей был арестован властями 7 октября 1937 года по обвинению в «агитации против руководителей советского правительства и колхозов» и заключен в тюрьму города Коломны. Были вызваны лжесвидетели, которые дали показания, нужные следователю[iv]. Затем эти показания были зачитаны отцу Андрею. Он последовательно одно за другим опроверг все лжесвидетельства. В конце концов, следователь на последнем допросе спросил[v]:

— На следствии вы уличены свидетельскими показаниями в контрреволюционной деятельности. Почему вы это отрицаете?

— Я могу только подтвердить, что никакой контрреволюционной деятельности я не вел и все свидетельские показания отрицаю.

17 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Андрея к расстрелу[vi].

31 октября 1937 года протоиерей Андрей Воскресенский был расстрелян на Бутовском полигоне и погребен в безвестной могиле[vii].

Дни памяти:

  • Собор новомучеников и исповедников Российских — первое воскресение, начиная от 25 января ст. ст. (7 февраля н. ст.).
  • Собор новомучеников, в Бутове пострадавших — 4-я суббота по Пасхе.
  • День мученической кончины 18 октября ст. ст. (31 октября н. ст.).

 

Архиепископ Товия (Остроумов)

Архиепископ Товия (Остроумов Александр Ильич) родился 25 марта 1884 года в день Благовещения в городе Коломне Московской губернии.[viii] Его отец был священником коломенской Борисоглебской церкви.

В 1898 году он окончил Коломенское духовное училище, в 1905 году — Московскую Духовную Семинарию.[ix]

По окончании семинарии Александр работал учителем в селе Евсеево Богородского уезда Московской губернии. В 1907 году женился на Надежде Сергеевне Митропольской, дочери священника московской церкви святителя Николая на Болвановке. В 1910 году начал служение псаломщика в церкви святителя Николая в Голутвине, затем служил там же диаконом. В 1912 или, по другому источнику, в 1915 году окончил Московский Археологический институт, приобретя специальность ученого-археолога.

20 декабря 1919 года Александр рукоположен во иерея к церкви святителя Николая в Голутвине. Через несколько лет возведен в сан протоиерея и назначен настоятелем этой церкви.

В храм святителя Григория Неокесарийского на Полянке протоиерей Александр был переведен  после закрытия церкви святителя Николая в Голутвине в конце 1920-х — начале 1930-х годов.

В 1930-е годы отец Александр был выслан из Москвы на жительство в город Истру, где служил священником в находящемся рядом селе Троицком.[x] Затем он служил в церкви города Павшино, где и был арестован 12 октября 1937 года.

В конце 1937г. отец Александр был осужден тройкой при НКВД СССР по Московской области, обвинен по статье 58-10 УК РСФСР.[xi] Его приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. С 1937 по 1943 год отец Александр работал на лесоповале в районе будущего Рыбинского водохранилища, в районе реки Мологи (Калининская область, город Весьегонск, ст. Овенище). Освобожден 23 апреля 1943 года. По освобождении поступил на счетную работу в контору коммунального треста города Мурома. 2 декабря 1943 года протоиерей Александр овдовел.

С марта 1944 года протоиерей Александр служил в церкви села Цикуль Курловского района Ивановской области. Был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.»

В 1944 году отец Александр принимает монашеский постриг с именем Товия. В день празднования иконе Божией Матери «Знамение» 10 декабря 1944 года он хиротонисан во епископа Свердловского и Челябинского.[xii] В 1945 году епископ Товия временно управляет и Кировской епархией.

В 1947 году Свердловскую и Челябинскую епархию разделяют. С 12 мая 1947 года епископ Товия именуется Свердловским и Ирбитским.[xiii] Ему же с 1950 по 1953 год подчиняют и Челябинскую епархию. 25 февраля 1953 года епископа Товию возводят в сан архиепископа. 14 марта 1957 года его переводят на Молотовскую (Пермскую) епархию.

5 мая 1957 года архиепископ Товия скончался от болезни, полученной на лесоповале. Погребен у алтаря Свято-Троицкого собора Перми.

Епископ Иоанн (Широков)

Епископ Иоанн (Широков Андрей Алексеевич) родился 7 декабря 1893 года в Казани. В 8 лет под впечатлением праздника Введения во Храм Пресвятой Богородицы дал Богу обет девства в иноческом чине. По окончании гимназии решил уйти в монастырь, но его решению воспрепятствовали родители, которые уговорили его поступить в Казанский университет. Андрей окончил университет в 1917 году. Оставлен в университете профессорским стипендиатом на кафедре истории Церкви.

В 1922 году Андрей поступил послушником в Казанский Иоанно-Предтеченский монастырь. 4 января 1923 года пострижен с именем Иоанн епископом Чистопольским Иоасафом (Удаловым).

Монах Иоанн отбывал заключение в Соловецком лагере особого назначения.[xiv] Когда он был арестован, неизвестно. В ноябре 1925 года он упоминается среди заключенных.[xv]  В 1926 году он был освобожден.[xvi] Далее в 1926 году[xvii] жил во Владимире.[xviii]

Два следующих года его жизни сокрыты тайной.

4 ноября 1929 года он хиротонисан во епископа Марийского, викария Нижегородской епархии.[xix] В 1930 году назначен временно управляющим Казанской епархией.[xx] 2 июня 1931 года назначен на Чебоксарскую кафедру. 29 июля 1931 года вновь назначен епископом Марийским, викарием Нижегородской епархии. 16 сентября 1931 года назначен епископом Волоколамским, викарием Московской епархии. 3 мая 1934 года назначен епископом Муромским, викарием Горьковской епархии, в этой должности он пробыл менее двух недель.

14 мая 1934 года владыка Иоанн назначен епископом Орехово-Зуевским, викарием Московской епархии. По сведениям Кавелиной О.А., владыка Иоанн служил в храме святителя Григория Неокесарийского на Большой Полянке в Москве. Службы были длинные, уставные. В особенности владыка любил службы Рождественского Предпразднства. Он один пел на подобны «Ангельския предъидите силы!» Каноны повечерия вычитывались полностью. В январе 1936 года изменился титул владыки, он стал епископом Дмитровским, по-прежнему викарием Московской епархии.

В 1936 году владыка был назначен временно управляющим Рязанской епархией. 19 июля 1936 года его титул вновь поменялся, он опять стал епископом Волоколамским, оставаясь викарием Московской епархии.

В 1936 — начале 1937 года владыка Иоанн жил в Мытищинском районе Московской области, на станции Перловка Московско-Ярославской железной дороги, на ул. Коммунистической, 7-2.

27 апреля 1937 года, в субботу примерно пятой недели Великого поста, во время всенощной владыку вызвали, он вышел в рясе. Его посадили в машину. Больше владыку Иоанна никто не видел.

19 августа 1937 года приговор — высшая мера наказания — был исполнен. Владыку Иоанна расстреляли.

15 мая 1973 года владыку Иоанна реабилитировали.

Закрытие храма

В 1938 г. Моссовет вынес решение: «Церковь закрыть, а здание использовать под культурные нужды». Свои культурные нужды вандалы удовлетворяли активно. В акте обследования 1939 г. отмечено: «Сломан ценнейший иконостас ХVII века и нет паникадила ХVIII века». Разграбить все, что можно вынести, и уничтожить то, что нельзя — таков был девиз большевиков.

Иконы из храма были переданы в музеи. Ценнейшая Богоматерь Елеуса-Киккская Симона Ушакова, цикл Страстей Христовых Георгия Зиновьева и еще множество икон получила Третьяковская галерея. Из всех этих икон

место в экспозиции нашлось только для образа Богородицы, остальные, никогда не выставляясь, томятся в запасниках. Часть икон была передана в Исторический музей, где они также пылятся в неведении. Резные царские врата главного иконостаса передали в Музей архитектуры им. Щусева.

Шатровую колокольню церкви Моссовет намеревался снести для расширения тротуара. К счастью, удовлетворились пробитием сквозного прохода в нижнем ярусе колокольни.

Мерзость запустения надолго воцарилась в храме. Он приобрел печальный вид.

В советские годы на первом этаже храма размещалась контора по скупке икон у населения для перепродажи их за границу, на втором — цех по производству батика.

К началу 90-х годов храм был в состоянии руины: не было окон, дверей, полов; отсутствовала электропроводка. В храме не было тепла. Не было штукатурки.

Входить в прихрамовые здания было опасно: пол проваливался, с потолка падали кирпичи.

Возрождение храма
святителя Григория Неокесарийского

В 1994 году, на Покров, в храме святителя Григория Неокесарийского возобновлены богослужения.

Одновременно начались масштабные реставрационные работы.

Наружный вид храма восстановлен в полном соответствии с древними предписаниями. Сочетанием сурика, бирюзы и белил выделены все элементы затейливого декоративного убранства. Вызолочены кресты. Своей нарядной торжественностью храм выделяется из унылого однообразия окружающих зданий. Люди снова называют его «Красным».

В 2003 году на месте древней деревянной церкви была возведена часовня Во Имя Всемилостивого Спаса. Часовня, как и древняя церковь, деревянная. Так как доподлинно неизвестно, как выглядел храм в XV веке, часовню спроектировали в стиле древних северо-русских деревянных храмов. Часовня высокая, с высоким подклетом и крыльцом. Кресты, главы и крыши — зеленые, сама же часовня — цвета спелой рябины.  Фундамент состоит из громадных каменных валунов. Строили ее мастера из Закарпатья, из тех мест, где деревянные церкви и часовни возводились вплоть до революции и даже тайком в советское время. Традиции деревянного зодчества там сохранены и передаются из поколения в поколение.

Все старые колокола были утрачены. За несколько лет был воссоздан набор колоколов. Звонница установлена и на часовне.

Колокольню храма украшают часы с курантами, каждый час вызванивающими мелодию «Спаси, Господи, люди Твоя» и каждую четверть часа — «Царице моя Преблагая».

Милостью Божией сохранились бесценные настенные росписи храма. Они поблекли, потускнели, на них были глубокие выбоины. Но по уцелевшим фрагментам оказалось возможным восстановить утраченное. Сейчас отреставрированные древние росписи выглядят так, будто нескольких страшных десятилетий и не было.

Иконостас храма воссоздан в точном соответствии с утраченным оригиналом. Скопирована прославленная «Елеуса-Киккская» Симона Ушакова. Все иконы написаны в ушаковском стиле.

Особую благодатность храму придают находящиеся здесь святыни — часть Древа Животворящего Креста Господня, частицы святых мощей прославленных угодников Божиих: святителя Григория Неокесарийского, святителя Григория Богослова, святителей Московских Филарета и Иннокентия, святителей Митрофана Воронежского, Тихона Задонского, Иоасафа Белгородского и Димитрия Ростовского, игумена Земли Русской преподобного Сергия Радонежского, преподобных отцов Киево-Печерских, Учителя Вселенской Церкви преподобного Иеронима Стридонского, пустынника Пимена Великого, преподобных Давида и Афанасия Серпуховских, великомученика и целителя Пантелеимона, великомученика Димитрия Солунского, благоверного князя Александра Невского, праведного Симеона Верхотурского, блаженной Матроны Московской. Все мощи находятся в искусно украшенных мощевиках.

В восстановленном приделе святителя Григория Богослова устроен баптистерий в византийском стиле. Глубокая купель для полного погружения взрослых отделана затейливой плиткой.

Храм знаменит своим изразцовым убранством. Продолжая традиции, над южными въездными воротами поместили майолику святителя Григория Богослова, благословляющего входящих; над северными — Боголюбской Божией Матери.

Мозаичная икона святителя Григория Неокесарийского, исполненная в византийской традиции, укреплена на доме причта. Строгий святитель осеняет и поддерживает все приходские труды.

Все приходские здания и земля, на которой они расположены, возвращены храму. Все они прекрасно отреставрированы. Внешний вид храма и примыкающих к нему строений напоминает монастырь.

При храме действуют православный культурно-просветительский центр «Замоскворечье», воскресная школа и библиотека.

      30 ноября 1996 года, в день памяти святителя Григория Неокесарийского, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II совершил освящение главного престола храма. Ему сослужили епископ (ныне архиепископ) Истринский Арсений и епископ (ныне архиепископ) Орехово-Зуевский Алексий. Это торжественно-радостное событие состоялось ровно через 100 лет после освящения отреставрированного храма митрополитом Московским и Коломенским Сергием.

«Сегодня мы возвращаем к духовной жизни еще один из храмов Москвы, — сказал Патриарх. — Никого не может оставить равнодушным умилительный чин освящения, когда зажигается лампада и храм вновь призывается стать местом общей церковной молитвы, прося Господа сохранить храм «даже до скончания века». Дай Бог, чтобы не постигло его более разорение и поругание, пережитое в недалеком прошлом».

Предстоятель Русской Православной Церкви благословил храм старинным образом Владимирской Богоматери, в серебряном окладе с эмалями. Намеренно или случайно это перекликнулось с событиями минувших дней, когда Святейший Патриарх Иоаким при первом освящении благословил храм святителя Григория Неокесарийского образом Владимирской Богоматери.

С этого времени Первосвятительское служение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в день памяти святителя Григория Неокесарийского стало доброй традицией — 30 ноября он ежегодно возглавлял богослужения в храме. Двенадцать Патриарших богослужений составляют золотые страницы летописи храма.

Стр. 123


[i] ГАРФ. Ф. 10035, д. 24042.

[ii]

Воскресенская Людмила Андреевна. Воспоминания. Рукопись.

[iii]

Казачьи ведомости. Спец. выпуск газеты «Вести Замоскворечья». 1990. 28-30 июня. С. 4.

[iv]

ЦИАМ. Ф. 229, оп. 4, д. 813, л. 1-4.

[v] ГАРФ. Ф. 10035, д. 20681.

[vi] РГИА. Ф. 831, оп. 1, д. 232, л. 9-10.

[vii] РГИА. Ф. 831, оп. 1, д. 243, л. 32.

[viii] Мануил (Лемешевский В.В.), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 г.г. (включительно). Erlangen, 1979-1989. Т. 6. С. 317.

[ix] Дубинский А.Ю. Московская Духовная Семинария: Алфавитный список выпускников 1901-1917 годов (генеалогический справочник). М.: Прометей, 1998. 123 с. С. 62.

[x] Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943: Сб. в 2-х частях / Сост. М.Е.Губонин. М., 1994. С. 994.

[xi] ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 76. Л. 32.

[xii] Цыпин В., прот. История Русской Церкви, 1917-1997. Т. 9. М., 1997. С. 766.

[xiii] Лавринов В., протоиерей. Екатеринбургская епархия. События. Люди. Храмы. Екатеринбург: Изд-во Урал. университета, 2001. 336 с. С. 169.

[xiv] Глинка Т. Как большевики боролись с Богом // Вечерняя Москва. 1996. 5 февраля.

[xv] Резникова И. Православие на Соловках: Материалы по истории Соловецкого лагеря. СПб., 1994. (Исторические сборники. 2.) С. 151.

[xvi] Регельсон Л. Трагедия Русской церкви, 1917-1945 / Послесл. Прот. Иоанна Мейендорфа. М.: Крутицкое патриаршее подворье, 1996. С. 556.

[xvii] Сергия, инокиня Свято-Успенского Александровского женского монастыря. За Христа пострадавшие в земле Владимирской. Краткий биографический справочник. Машинопись. С. 58.

[xviii] За Христа пострадавшие в земле Владимирской: Синодик и биографический справочник. Свято-Успенский епархиальный женский монастырь. Александров, 2000. С. 41.

[xix] Мануил (Лемешевский В.В.), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 г.г. (включительно). Erlangen, 1979-1989. Т. 3. С. 341-342.

[xx] Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943: Сб. в 2-х частях / Сост. М.Е.Губонин. М., 1994. С. 975.